Новости













Мировой кризис RSS / Читать в FaceBook Читать в Twitter Читать в ВКонтакте Читать в LiveJournal RSS-трансляция


+1 2
+2
-1 0
Игра в покер триллионами долларов. Ч.2 – неравный бой

Игра в покер триллионами долларов. Ч.2 – неравный бой

Одно государство преследует другие, а давление рынков борется с давлением на улицах. В Европе, в частности, это обернулось неравным боем. Когда 14 января 2009 года одно из рейтинговых агентств понизило вес греческих государственных облигаций, именно рынок стал определять направление и темпы евроинтеграции. При этом именно рынок требует все новых средств спасения, рынок стремится защитить свои требования, рынок хочет, чтобы ЕЦБ и дальше скупал гособлигации на неопределенный срок, рынок требует сокращения бюджетов и реформ и вместе с тем именно рынок хочет, чтобы недееспособные страны, погрязшие в рецессии, предложили ему перспективы здорового роста.


Причем все это происходит в Европе, где суверенные государства и сами не знают, чего на самом деле хотят. Люди, занимающие правящие посты не могут определить то, что ставит их в такую зависимость от рынков. У них нет общей модели (работающей модели) для Европы и приходится останавливать действие правил, составлявших ранее сам основу демократии. Чтобы предотвратить распад евро им приходится «гнуться» под определенные приемы и соглашаться на компромиссы, которые больше похожи на капитуляцию. Пропасть между управляющими и управляемыми растет, как растет и недоверие европейцев к тем, кто безуспешно пытается укротить кризис.

Финансовая неграмотность – власть предержащих и тех, кем они управляют

Если говорить более конкретно, недоверие вызывают именно действия правительств. В итоге сила и доверие рынков достались тем государствам, которые могут себе позволить диктовать кредитные ставки – сейчас это действует более убедительно, чем обещания реформ, которыми кормят свой народ большинство европейских правительств. Народ выражает свое недоверие – в голосах избирателей, голосующих против тех, кто откладывает принятие важных решений до окончания очередных выборов. Впрочем, о каком доверии и принятии решений может идти речь, если сами законодатели не всегда понимают, за какие средства спасения они голосуют, куда и сколько миллиардов они «толкают», насколько велик риск инфляции в том или ином случае, что означают средняя цель, производная, рычаги управления и защиты. Что же тогда говорить о тех, кто далек от политики и глобальной экономики, какой реакции можно ожидать от простых избирателей?

Долг платежом…

Конечно, текущий кризис обозначил пределы для демократического процесса принятия решений, однако сложные отношения демократии с финансами были очевидны даже на протяжении того времени, когда долги еще только накапливались. Обоснования для новых долгов всегда были – увеличение количества рабочих мест, повышение уровня образования и социального равенства, все это всегда было к услугам тех, кто баллотировался на очередной высокий пост. Долги имели оправдание как на местном уровне (для приобретения нового общественного транспорта или строительства детской площадки), так и на уровне федеральном, будь то покупка новых танков или реализация новой программы стимулирования экономики.

Конечно, долги тоже бывают хорошими и плохими, вот только даже самый лучший долг требует обслуживания. Между тем пристальный взгляд в экономическую историю (пусть даже и недавнюю) выявит тревожную тенденцию – чем чаще правительства вводили изменения и чем более плюралистичными они были, тем быстрее увеличивались их долги, и тем сложнее их было обслуживать. При этом свалить вину за эти долги всегда можно было на своих политических предшественников.

Да здравствуют новые долги?

Ранее положения Маастрихского договора предусматривали ограничения для величины долга в каждой европейской стране – он не должен был превышать 60% от ВВП. Однако это ограничение никогда не работало. Теперь же приходится пересматривать эти положения и первой «ласточкой» стала Германия, принявшая закон о том, что с 2016 новые долговые обязательства не могут превышать 0,35% от ВВП. Страны еврозоны тоже намерены утвердить такое правило, вот только возможно это только с согласия всех без исключения европейских парламентов. Вместе с тем в отдельных государствах уже начинаются сопротивления таким ограничителям. Так, правительство Италии отказалось исполнять предписанные ЕЦБ меры жесткой экономии и подписать положение о новом «лимите» долгов – тем более, что дефицит бюджета в этой стране так и не был доведен до требуемых размеров. Португальское правительство после серии массовых протестов было вынуждено отменить уже объявленные сокращения. Грецию сотрясают постоянные забастовки. Конечно, жизнь без долгов – это хорошо как в масштабе семейного бюджета, так и в масштабе государственном. Вот только что можно сократить той же Италии, внешний долг которой удвоился, а уровень безработицы на сегодня составляет 25,8%? Или Португалии, в которой безработица за время кризиса выросла ровно на 100%, а долг составляет 114% от ВВП? Или Греции, в которой благодаря «заботе» кредиторов долг составляет 160%, а уровень безработицы растет в геометрической прогрессии?




Нравится





Поделиться ссылкой

Гость, тут код для блога в LiveJournal, Я.ру или LiveInternet


2206
18.11.2012 17:24
В закладки
Версия для печати